Режиссёр Альберт Мкртчян, и его киноленты «Песнь прошедших дней» и «Танго»

78_19.jpg_max

Любопытно, что именно в маске клоуна предстаёт перед нами Мгер Мкртчян в картине «Песнь прошедших дней» — в печальной маске белого клоуна. В фильме он играет почтальона. Почтальона военных лет, чья ноша была самой тягостной из всех. Нико на самодеятельной сцене играет простака в народной пьесе из старинной жизни. И вот его комический персонаж, грубо, по карнавальному разрисованный, как на бакалейной вывеске, смотрит со сцены в зал и видит там вдову: он так и не смог отдать ей похоронку на последнего сына.

Талантливый композитор Тигран Манасурян, который известен по таким кинофильмам, как «Танго нашего детства» и «Цвет граната» написал симфоническую музыку к «Песни прошлых дней». Эта музыка одновременно гремит гимном победителям, а также нежная, лирическая и беззаботная. Все звуки на экране сразу замолкают, когда перед глазами остаются только финальные титры.

Считывается ощущение принадлежности к своей национальности и внимание до мельчайших деталей в режиссерском почерке Мкртчяна. Перед вниманием зрителя проплывают и кадры принадлежности к своей вере, и кадры символического характера, и ощущаются вдохновленные монологи. Кинофильм пронизан любовью к армянскому народу, его культуре и обычаям.

Одной из лучших жизненных кинолент о войне можно назвать «Песню прошлых дней», которая дает надежду на встречу с близкими и родными людьми.

Атмосферой праздника окрашено в «Танго» всё — и ссоры, и примирения, и встречи, и расставания. Не случайно режиссёр выносит действие, как на авансцену, на улицы города, и заставляет принимать в нём участие всех его жителей, горячо обсуждающих всё, что происходит в семье Рубена. Этот аристофановский фон и придаёт, наверное, всей истории столь неожиданный, не камерно-интимный, но площадной, балаганный — словом, характер народного зрелища. Все эти семейные перипетии, отразившись в зеркале всеобщего, городского обозрения, возвращаются к зрителю совсем в другом качестве, словно обогащёнными, исполненными жизненной, реальной плотности, посмотреть фильмы «Песнь прошедших дней» и «Танго» можно на веб-портале http://the-smurfs.ru/.

Художник должен быть разным. Художник должен нести свою тему. Как соединить эти требования? Разве здесь нет противоречия? Вспоминается, как в практике мирового кино мы не раз, случалось, сурово выговаривали тому или иному кинорежиссёру за отход от темы, за сдачу позиций, за коммерциализацию, за многое. Луиджи Коменчини, например, однажды строго отчитали за ленту «Зимние каникулы», а потом он привёз на Московский фестиваль знаменитый свой фильм «Все по домам», и все столь же дружно начали его хвалить, но ведь это один и тот же художник! Или другой пример, уже ближе к нашим дням, — Ричард Аттенборо. Казалось бы, как соединить трагически масштабный его «Ганди» и прихотливый каприз «Кордебалета»? Соединяется всё тем же — личностью художника, который ищет в разных поворотах себя и, конечно же, свою тему.

Только тема эта — куда более сложное и диалектичное понятие, чем мечталось бы иному критику. И ни одну творческую биографию вообще нельзя делить на удачи и неудачи, на взлёты и падения, сколь странной ни покажется эта мысль. Потому что в любой неудаче (если речь идёт о серьёзной художественной личности) надо стремиться увидеть зерно поиска, не путать зерно риска с заранее запланированной «единицей темплана». Но и в удаче тоже следует видеть линию, перспективу, а не «наваливаться всем миром», погребая автора под цветами восторгов: как всё-таки мы не умеем быть гибкими и дальновидными! И сколько судеб, обещающих, начинающих, было прямо-таки сломлено этой бурей ранних восторгов!

Благодарим веб-портал http://samuithailand.net/ за предоставленные документальные материалы.

 

Ссылка на основную публикацию